Автор [EN] [PL] [ES] [PT] [IT] [DE] [FR] [NL] [TR] [SR] [AR] [RU] Тема: 1960 год: «Зверь в наручниках, он у нас»  (Прочитано 478 раз)

Оффлайн Administrator

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 94
  • Country: 00
  • Karma: +0/-0


1960 год: «Зверь в наручниках, он у нас»

Что такое зависть

Марк Зайчик
Никто в еврейском государстве этого не ожидал. Даже члены Кнессета, даже министры правительства. В этот секрет были посвящены единицы. Информация, как это ни странно, не распространялась – все было слишком невероятно и серьезно.

23 мая 1960 года глава правительства Давид Бен-Гурион выступил в Кнессете с очередным заявлением, которое даже приближенным лицам казалось рутинным и стандартным. И, тем не менее, слова Старика, как называли Бен-Гуриона соратники и близкие стали восприниматься всеми, как взрыв невероятной информационной и эмоциональной силы и мощи.

За несколько часов до выступления министры правительства получили уведомление о том, что должны находиться в сфере досягаемости от Иерусалима с 14 до 15 часов дня. В 14 часов министры получили депеши, переданные сотрудниками спецслужбы, что в 15:30 состоится срочное заседание кабинета, на котором не будут обсуждаться проблемы экономики, просвещения или коалиции. «Тема совещания чрезвычайно важна. Подробности будут сообщены позже», говорилось в депеше. Все было покрыто мрачной тайной, о содержании которой никто не догадывался.

В 15:30 состоялось заседание правительства, на котором Бен-Гурион сообщил потрясенным членам кабинета отдельные подробности захвата агентами израильских спецслужб в Аргентине нацистского преступника Адольфа Эйхмана и доставки его в Израиль. После доклада, который длился 10 минут, Бен-Гурион отправился на пленарное заседание Кнессета. В 16:05 он сделал сообщение в Кнессете о поимке убийцы миллионов людей. Парламентские корреспонденты бросились к телефонам, чтобы сообщить фантастическую новость в свои редакции.

История обнаружения и захвата Адольфа Эйхмана описана достаточно подробно и участниками самой операции и независимыми исследователями. В данных заметках мы расскажем о некоторых подробностях событий тех недель и месяцев.

В общей сложности в операции по захвату Эйхмана участвовало более 50 человек.  Среди них были сотрудники МОСАДа, ШАБАКа, работники посольства в Буэнос-Айресе, летчики и работники авиакомпании Эль-Аль. Глава МОСАДа Исер Харель лично руководил обнаружением, слежкой и операцией захвата.

Эйхман, поджарый, аккуратный и малозаметный человек, работник одного из заводов концерна «Мерседес» был захвачен оперативной группой на автобусной остановке теплым вечером на улице Гарибальди неподалеку от своего дома. Это произошло 11 мая 1960 года в Буэнос-Айресе. Ошарашенного, слегка оглушенного Эйхмана доставили на конспиративную квартиру, обыскали. «Вы израильтяне конечно?» спросил Адольф. «Да. Ты лучше молчи, только дыши, так тебе будет спокойнее», посоветовал потрясенному мужчине оперативный агент Питер Малкин, взявший Эйхмана на удушение на тротуаре и забросивший на заднее сидение автомобиля. Еще один оперативник, перехватил ноги нациста и, засунув их в салон, закрыл дверь. Эйхман кивал, что «яволь, конечно, буду молчать». В тот же вечер Бен-Гурион получил краткое уведомление по телефону: «Зверь в наручниках, он у нас».

Через несколько дней 22 мая Эйхман, которому был сделан укол сильного успокоительного лекарства, был доставлен в Израиль самолетом авиакомпании Эль-Аль. Командиром группы захвата в Буэнос-Айресе был Рафи Эйтан, который позже получил известность как бизнесмен, политик и даже пожилой министр израильского правительства.

По словам сына Эйхмана Николаса, члены молодежной немецкой организации (около 300 человек) днем и ночью дежурили на вокзалах и аэропортах Буэнос-Айреса в попытке обнаружить и отбить нациста. Но все было тщетно.

В 11 утра Эйхман был доставлен в Мировой суд Тель-Авива-Яффо к судье Эммануэлю Ядид-Алеви. С Эйхмана сняли наручники. Переводчик сообщил ему, что он находится в Мировом суде Израиля. Эйхман, одетый в темные брюки и светлую холщовую рубаху, немедленно вытянулся по стойке смирно. В таком положении он оставался все время заседания суда. Трудно было разглядеть в нем последовательного и фанатичного убийцу миллионов людей, каковым он был.

Столкновение с большим вселенским злом в лице этого человека разочаровывало. Это был рядовой мужчина с зачесанными назад волосами. Походил на бухгалтера или служащего  компании средней руки в страховой компании. Некоторые видели в  его взгляде отблески сатанизма. Но до миллионов убитых все эти домыслы не дотягивали. Тут же возникал вопрос: «Неужели? Не может быть? Вот этот человек и миллионы смертей?». Но, оказывается, у безумного злодейства может быть любое обличие.

Представитель полиции спокойным и ясным голосом произнес несколько фраз, которые синхронно переводились Эйхману.

Старший офицер полиции Шмуэль Рот спросил у него: «Вы, Адольф Эйхман?».

«Да, я Адольф Эйхман», сказал арестованный.

«Вы, Адольф Эйхман, обвиняетесь в том, что в период с 1938  по 1945 год, организовали умерщвление миллионов евреев на территории Германии и оккупированных ею стран», произнес прокурор.

Молчание.

«Хотите что-либо сказать?»

«Мне нечего сказать. Я хочу, чтобы мне была предоставлена возможность приготовиться к юридической защите», сказал Эйхман.

Известие о поимке Эйхмана привело население еврейской страны в волнение. Возбуждение овладело многими гражданами, которые так или иначе были связаны с трагическими событиями Второй мировой войны.

В полиции были зафиксированы звонки граждан Израиля предлагавших свои услуги в качестве палачей чудовищного человека.

Один из звонивших сказал дежурному, что готов отдать все свое имущество и жизнь за право казнить Эйхмана. «У меня ничего не осталось от прошлой жизни, от всех моих родственников и близких, есть только чувство мести», сказал этот человек, сообщивший свое имя, фамилию, адрес и номер банковского счета смущенному дежурному, который видел и слышал многое, но такого никогда.

Другой мужчина, уроженец города Цфат, человек восточного происхождения, предложил свои услуги палача. «Ведь кто-то должен это сделать, хочу быть этим человеком, потому что это святое дело», сказал он.

Таких людей было много. Тогдашние газеты писали, по меньшей мере, о 10 гражданах, которые готовы были стать палачами убийцы. Все они сообщали в полиции свои имена и адреса.

«Я 15 лет не читаю газеты, не интересуюсь новостями, все проходит мимо меня, - сказал один из жителей Яффо, выживший в Освенциме, журналисту. – Но теперь я читаю каждую строчку, внимаю каждому слову, услышанному по радио. У меня все остались в земле в Европе из-за этого мерзавца и ему подобных, он должен ответить по закону за все».

В мире сообщили о захвате Адольфа Эйхмана, 54-летнего уроженца Австрии,  чиновника гитлеровской Германии ответственного за окончательное решение еврейского вопроса во всех подробностях. Любопытно, что в Москве на первых порах никаких новостей об этом событии в прессе не было. Чиновники на Старой площади никак не могли решить, как преподать эту новость советским людям.

В Израиле также подробности захвата нациста не сообщались в прессе. Было только известно, что Эйхмана нашли и схватили где-то за рубежом. Израильские газеты скупо сообщали, что человек, который помог в обнаружении и захвате Эйхмана (и не только его) является уроженцем Галиции. «Он архитектор. Он родился  в Австро-Венгрии в городе Бучач, он говорит по-немецки, по-польски, по-русски, на идиш. Получил хорошее образование, потерял всю семью, всех родственников, которые погибли от рук нацистов и их пособников», писали о нем. «Он истово собирает материалы о беглых нацистах, его картотека включает тысячи имен нацистов, его жизнь посвящена поимке этих преступников».

Никто тогда не обнародовал имя этого одинокого человека, которое стало известно через несколько лет. Это был Шимон Визенталь. После окончания войны он поселился в Вене, где продолжал дело жизни до своего последнего дня.

Эйхман после завершения открытого суда в Иерусалиме был приговорен к смерти. Эйхман сказал перед казнью, что «Я был обязан выполнять правила войны, я служил своему знамени. Я готов. Да здравствует Германия».

Автор этих заметок был знаком с человеком, трактористом по специальности, который в день приговора начал пост и не пил и не ел до объявления о казни австрийского коммивояжера – Эйхман был коммивояжером по первой профессии.  В те дни было в Израиле очень жарко. Тракторист, уроженец Западной Украины работал на ферме в Негеве с утра до вечера ничего не замечая и не чувствуя. Когда услышал по радио, что Адольфа  повесили, то Авраам, так его звали, выпил стакан воды, сказал молитву и пошел на работу. Было еще темно. 

В ночь с 31 мая на 1 июня 1961 года 55-летнего Эйхмана сына Адольфа Карла и Марии повесили в тюрьме города Рамле, тело сожгли. Пепел в ту же ночь  развеяли в Средиземном море два офицера полиции. Печь для сожжения тела Эйхмана сложил еврейский печник по специальному заказу директората тюрьмы в Рамле. Печник работал 12 часов. Палачом из нескольких кандидатов выбрали сотрудника тюремной службы, бывшего бойца пограничной охраны, уроженца Йемена Шломо Нагара.

Зависть, как известно, человеческое качество, которое контролируется людьми с большим трудом.

Зависть – это целый ряд чувств, возникающих по отношению к тем, кто обладает чем-либо (материальным или нематериальным), чем хочет обладать завидующий, но не обладает. Согласно словарю Даля, зависть - это «досада по чужому добру или благу»,  а завидовать - это «жалеть, что у самого нет того, что есть у другого».

Шломо Нагару нестерпимо завидовали тогда многие граждане еврейской страны.


Кто онлайн

Просматривают тему:
0 Пользователей и 1 Гость